Ирина степановская рецепт счастья от доктора тины

Книга Рецепт счастья от доктора Тины - читать онлайн, бесплатно. Автор: Ирина Степановская

Михаил Борисович в этот момент показывал Владику крапчатость ткани миокарда на срезе. Азарцев постоял немного и хотел выйти. Ризкин почувствовал спиной, что кто-то вошел, и обернулся! Владик, который уже ужасно устал от обилия информации, вдруг тоже повернулся к Азарцеву и сказал довольно громко: Наверное, в нем говорила усталость.

Ризкин посмотрел на него с удивлением. Что-то это ему подсказало, когда он вдруг встретился с ироничным взглядом Азарцева.

РЕЦЕПТ СЧАСТЬЯ ОТ ДОКТОРА ТИНЫ

Это мой молодой коллега Владислав Федорович. Азарцев посмотрел на Владика и увидел перед собой молодого, нагловатого парня довольно приятной наружности. Он был бы даже похож на самого Азарцева — и ростом, и фигурой, и цветом волос, но было все-таки в его внешности что-то не комильфо, что-то, что делало Владика, как сказали бы в Англии во времена Дживса и Вустера, не джентльменом.

В то время как сам Азарцев был во всех отношениях, безусловно, комильфо, если не считать, конечно, его теперешней профессии. Доктор Ризкин не любил людей, по большому счету, но относился к ним снисходительно.

Так он относился к своим медицинским сестрам, санитару Павлу Владимировичу, большинству врачей больницы и вообще ко всему человечеству.

Он был для Михаила Борисовича терра инкогнита, и это Ризкина раздражало. Прислал его к нему главный врач, деньги, которые он получал от Азарцева, тоже Михаилу Борисовичу не мешали, сколько еще денег и каким образом уходило наверх, его не волновало.

Рецепт счастья от доктора Тины

Выходит, Азарцев Ризкина должен был бы устраивать во всех отношениях. Он был не болтлив и работоспособен. А уж какие шедевры выходили из-под Вовиных рук… Ризкин от души восхищался его искусством, но вот этакая таинственность, которая окружала личность самого Азарцева, казалась Ризкину опасной и потому нежелательной.

Ризкин даже не исключал, что Азарцев может быть не тем, за кого себя выдает. Не Ризкин это придумал, и он не собирался это ни с кем обсуждать, но нужно было быть очень осторожным. Потому он специально ни о чем не расспрашивал Азарцева. Сделал работу — отдал деньги, всё — все свободны.

И никогда Михаил Борисович не позволял себе быть невежливым с Вовой. А сам Азарцев не считал нужным рассказывать кому-либо о своей прошлой жизни. Но сегодня дурацкое замечание молокососа Дорна Азарцева задело. Ладно бы еще этот старый черт Ризкин высказался. Ему хоть можно простить, он начальник.

И специалист, говорят, неплохой. И он быстро вышел, чтобы не заплакать. Азарцев прошел в свою комнатку и отпер тумбочку, которую всегда закрывал на ключ. Теперь в нее помещалось все его хозяйство. Несколько медицинских книг, французское пособие по технике бальзамирования, набор необыкновенно тонких и эластичных импортных перчаток, специальный фартук, косметические наборы и склянки с жидкостями для работы. Медицинские инструменты Азарцев всегда возил с собой. Сейчас он сел на шаткий стул перед тумбочкой, наклонился, чтобы достать необходимые для работы вещи.

Все его вещи были перед ним на двух небольших полках. Азарцев посмотрел на эти полки, на свернутый фартук, на косо лежащую французскую книжку и закрыл лицо руками. Перед глазами всплыл прекрасный дом, похожий на маленький замок, его клиника, чудесный кабинет, прекрасная операционная, большой холл с роялем, высокие золоченые клетки с экзотическими пичугами.

Это было его детище, такое же родное, как и дочь Оля. Он с силой захлопнул дверцу тумбочки. Картинка в сознании сменилась. Теперь появилось лицо дочери. Если бы не она, можно было бы без особого сожаления пустить себе пулю в лоб.

Отцовский пистолет — старый, еще трофейный, неизвестно откуда у отца появившийся, но очень нравившийся Азарцеву с детства и хранившийся все время в ящике его письменного стола в кабинете в этой самой клинике, был также конфискован Лысой Головой, как и все остальное имущество. До этого он старался вообще не думать о своей потере, а если и вспоминал о ней, то все происшедшее представлялось ему огромным кровяным пятном, застилающим мозг. А теперь в его сознании хотя бы всплыли образы: Человек, обязанный ему всем и подставивший его, как мальчишку.

Владимир открыл глаза и снова уставился на содержимое тумбочки. Если моей дочери понадобится помощь, кроме меня, нет ни одного человека на свете, кому она нужна. Юлия не в счет. Она совершенно не понимает Олю. Она подавляет все живое вокруг нее. Еще немного, и девочка просто не сможет жить с матерью.

Рецепт счастья от доктора Тины

Как незаметно и впустую утекает время. Ему позвонили, чтобы он приехал к двенадцати. Если он начнет работать через полчаса, то закончит, когда уже стемнеет… С другой стороны, куда ему торопиться? За дверью раздались чьи-то голоса. Это, наверное, разговаривают родственники пациентки. Они пришли вовремя, но надо им сказать, чтобы его не торопили.

Он не привык халтурно делать работу. Ну и слава богу, не мучилась, значит. Тут нужна совершенно другая, очень дорогостоящая процедура. Нужно объяснить это родственникам. Я не знаю, будут ли они согласны на дополнительные деньги. Я ничего в этом не понимаю. Как Азарцеву ни хотелось уклониться от этого дела, но ему пришлось самому объясняться с родственниками. Азарцев стоял и молча ждал, пока родственники прокричатся.

Когда же они замолчали, он негромко спросил: Родственники подумали и действительно отказались. Азарцев вздохнул с облегчением и оставил их. И хотя сегодняшний день прошел для него впустую, он нисколько не пожалел об этом. Предупредив санитара и самого Ризкина, что уходит, он не без облегчения снова закрыл в тумбочке свои шмотки и вышел на улицу.